Eng
+7(812) 670-90-80
Подробнее о филиале

Вы можете оставить нам свой номер телефона, и мы Вам обязательно перезвоним.

Представьтесь:

Рынок лизинга идет ко дну

4 марта 2009 | Деловой Петербург, Марк Чернов

О рисках в период безудержного роста и наступивших последствиях для рынка лизинга рассказывает Дмитрий Корчагов, генеральный директор ГК «Балтийский лизинг». О рисках в период безудержного роста и наступивших последствиях для рынка лизинга рассказывает Дмитрий Корчагов, генеральный директор ГК «Балтийский лизинг».

Сейчас все живут в ожидании дна. Можно ли сказать, что рынок лизинга его уже достиг?

Очень хотелось бы сказать, что падение прекратилось и рынок стабилен но, к сожалению, цифры пока говорят об обратном. Последствия отсутствия кредитования в конце прошлого года еще только начинают сказываться на промышленных предприятиях — они являются нашими основными клиентами.

Банки, получив государственную поддержку еще в прошлом году, лишь сейчас начали выполнять свои функции, стали рассматривать возможность кредитования реального сектора.
Мне кажется, пик кризиса придется на август этого года и только к началу третьего квартала можно ожидать какой-то стабилизации и дальнейшего роста.

Насколько уменьшился объем сделок по сравнению с докризисным периодом?

Если сравнивать с августом-сентябрем прошлого года, когда мы инвестировали в различные лизинговые проекты до 800—900 млн. рублей в месяц, то по предварительным итогам 1-го квартала 2009 года объем новых сделок сократился почти в 4 раза. Так сумма профинансированных нами контрактов за неполные три месяца 2009 года была чуть менее 500 млн. рублей, притом, что к нам поступило заявок на сумму более 1,5 млрд. Финансовое положение предприятий заметно ухудшилось и нам пришлось ужесточить к ним требования, что привело к значительному количеству отказов в финансировании.

Дела одинаково плохи во всех отраслях?

За редким исключением инвестиционные планы большинства предприятий сильно секвестированы — минимум на 30—40%.
Проблемы есть у всех. Среди наших клиентов сложности испытывают лесозаготовители, производители товарного бетона, строители, контейнерные перевозчики, перевозчики автомобилей, которые закупили большой объем специальной техники, а сейчас простаивают без заказов. Смешно, но это правда — двухэтажные платформы для перевозки автомобилей компании в период кризиса вынуждены использовать как платные автостоянки.

Насколько подорожал лизинг?

Средняя ставка на рынке лизинга сейчас 25—30% годовых, в области розничного лизинга, небольших проектов — от 30% годовых и выше. Ставки выросли в среднем на 8—10% из-за удорожания кредитования. Если в середине прошлого года рублевое кредитование шло под 12—14% годовых, то сейчас минимальная ставка — 18—20%. Не каждое предприятие, имеющее потребность в финансировании способно выдержать подобный уровень стоимости кредита или лизинга. Как ни парадоксально это звучит, но при такой кредитной ставке только относительно высокая инфляция способна стимулировать инвестиционный процесс.

Лизинговые компании не только подняли стоимость финансирования, но и сократили сроки. Мы практически не финансируем на срок более 3-х лет. Значительно ужесточились требования к клиенту и в плане объема финансирования. Если раньше в сфере розничного лизинга мы считали, что максимальным для предприятия является объем, который не превышает среднеквартальную выручку, то сейчас мы стараемся не инвестировать суммы, превышающие месячный доход предприятия.

Сами предложения лизинговых компаний претерпели изменения?

По моим наблюдениям, рынок поворачивается к оперативному лизингу и лизингу с остаточной стоимостью. Эти виды лизинга могут быть выгоднее для клиента в период спада, так как в текущих платежах они могут быть дешевле классического финансового лизинга, предусматривающего обязательный переход права собственности к клиенту по окончании лизингового договора. Эти виды лизинговых контрактов предусматривают опцион — право клиента на выкуп оборудования по остаточной стоимости по окончании срока договора.

Могут быть востребованы и сделки возвратного лизинга, когда лизинговая компания выкупает действующее оборудование у предприятия и передает это оборудование этому же предприятию в финансовую аренду. Таким образом, клиент пополняет оборотные средства и решает проблемы с прочими кредиторами.

С чем связаны основные проблемы лизинговых компаний?

Основная проблема сейчас, конечно, это просроченная задолженность. Она связана с состоянием рынка и нашими ошибками в принятии решений по сделкам на этапе безудержного роста. Предполагаю, что есть еще и проблемы с ликвидностью у целого ряда лизинговых компаний. Еще 5—7 лет назад практически у всех лизинговых компаний по срокам пассивы с активами были сбалансированы, т. е. если финансируется сделка на 4 года, то и кредит берется на этот же срок. Однако такие долгосрочные кредиты и раньше, и сейчас дороже, чем деньги, взятые на более короткое время, скажем, до года.

Поэтому лизинговые компании начали вести себя как банки: использовать короткое финансирование в расчете на последующее перекредитование. А это сейчас является проблемой. В результате часть наших коллег по бизнесу ощутили проблемы с ликвидностью, т. к. нужно рассчитываться по кредитам, которые банки больше не пролонгируют.
Из тех 150 компаний, которые присутствуют во всех рейтингах, процентов 70 не заключают или практически не заключают новых сделок.

Не заключение новых сделок — это разве не отложенная на завтра смерть?

Лизинговые компании не однородны и у каждой свои перспективы. Те, которые принадлежат производителям, будут чувствовать себя неплохо и переживут кризис даже при значительном сокращении портфелей. Компании при банках, скорее всего, переживут кризис, особенно при тех банках, которые пользуются государственной поддержкой. Они могут сократиться в размерах персонала, количестве филиалов, но останутся на плаву.

Сложная ситуация будет у ряда небольших независимых компаний, которые, вероятно, будут продавать свои портфели, или отдельные сделки, борясь за ликвидность. После этого, они вероятно либо прекратят существование, либо уйдут в другой бизнес.

Мы пока чувствуем себя достаточно уверенно. Наш основной финансовый партнер «НОМОС-банк» пользуется поддержкой государства. У нас есть доступ к долгосрочному кредитованию, есть надежные клиенты, продолжаем финансировать и новые проекты. Если общая ситуация в экономике резко не ухудшится, кризис мы переживем.

Вы рассматриваете возможность приобретения портфелей других лизинговых компаний?

Да, мы готовы к этому. С предложением о продаже своих портфелей к нам уже вышли две региональные компании: одна в Нижнем Новгороде, другая — в Архангельске. Сейчас эти предложения рассматриваются.

Насколько возросло количество пророченных платежей в вашем портфеле?

В сентябре прошлого года этот показатель составил примерно 0,8% к лизинговому портфелю, сейчас он держится на уровне 2,5%. В среднем по рынку он составляет пока не более 5%.

Мы прошли тот этап, когда в портфеле выявились проблемные дебиторы, появление которых связано с ошибками при оценке рисков и случаями мошенничества. Сейчас мы перейдем к самому сложному этапу — когда у нормальных и до сих пор беспроблемных клиентов могут начаться проблемы с ликвидностью. Опережая события, мы ведем переговоры со многими нашими клиентами о реструктуризации задолженности и переносе сроков платежей. К сожалению, уже сталкиваемся со случаями банкротства и ликвидации предприятий. Количество этих случаев растет и будет нарастать, по моим прогнозам до конца лета этого года.

Много ли дебиторов обращаются за реструктуризацией долгов?

Очень много. Просят, как правило, отнести все платежи на год и практически всем идем на встречу: запрашиваем дополнительное обеспечение и относим платежи на срок не более 3-х месяцев, чтобы по его окончании продолжить переговоры с учетом сложившейся на этот момент ситуации.

Много ли случаев изъятия имущества по вашим дебиторам, и каким образом это происходит?

С сентября минувшего года по нашей компании зафиксированы десятки случаев изъятия имущества. Нельзя сказать, что существует какой-то типовой способ его возврата. Бывает добровольная передача техники, когда клиент хочет расторгнуть договор, бывает передача по суду, когда мы совместно с судебным приставом на основании исполнительных листов осуществляем изъятие имущества.

В марте ваша компания отказалась от прежнего названия «НОМОС-лизинг». Какова цель ребрендинга?

Вернув старое название компании, мы возрождаем знаковый для российского рынка лизинговых услуг бренд — «Балтийский лизинг». Хотя «НОМОС-Банк» был и остается нашим основным финансовым партнером, мы хотим дистанцироваться от бренда «НОМОС». Мы всегда были сильной независимой компанией, у нас появились другие акционеры и инвесторы, мы расширили базу кредиторов. Нас финансирует не только «НОМОС-банк» (хотя на него приходится около 60% кредитования) но и Сбербанк, ВТБ СЗ, Ханты-Мансийский банк, GE Capital, чешский банк PPF.

Каким вы видите рынок после кризиса?

Думаю, произойдет специализация компаний. Отраслевой риск, как и риск ликвидности объекта лизинга, правильно сможет оценить компания, имеющая соответствующих специалистов и длительный опыт работы в конкретной отрасли.
Кризис здорово перетряхнет рынок и качественно его изменит. Появятся лизинговые компании, практикующие лизинг с остаточной стоимостью и набором услуг.

Я думаю, что одним из положительных эффектов кризиса станет организация инвестиционных банков, которые будут реально оценивать производство, финансируя и развивая его, а не только осуществляя портфельные инвестиции и перепродавая акции предприятий. Крупные лизинговые компании могли бы составить основу такого инвестиционного процесса. Возьмите сейчас любую лизинговую компанию из десятки крупнейших — это, по сути, мини-банк, со своим казначейством, диверсифицированными источниками, резервами, значительным капиталом, ведущий отчетность по международным стандартам. Такие компании готовы брать риски по инвестиционным проектам, когда возврат инвестиций гарантируется запуском нового производства.

К другим статьям