Eng
+7(812) 670-90-80
Подробнее о филиале

Вы можете оставить нам свой номер телефона, и мы Вам обязательно перезвоним.

Представьтесь:

Комментарии начальника отдела лизинга оборудования Южаниной Жанны в "Эксперт Северо-Запад"

7 сентября 2009 | «Эксперт Северо-Запад» №34 (431), Алексей Леонтьев

Рынок лизинга застыл, но лизинговые компании еще способны создавать новые предложения

Последний квартал 2008 года сильно изменил рынок лизинга. Самый быстроразвивающийся из финансовых рынков, он резко прекратил рост. Развитие значительного количества небольших игроков и вовсе остановилось. Первая половина 2009 года не принесла заметных изменений – рынок по-прежнему развивается минимальными темпами. По данным Российской ассоциации лизинговых компаний, объем нового бизнеса в первом квартале 2009 года составил всего 10,5 млрд рублей (без НДС). Это на 60,3% меньше, чем в четвертом квартале 2008−го, или примерно 7,2% от объема нового бизнеса за весь 2008 год. Итоги полугодия, судя по отзывам лизингодателей, окажутся также не блестящими.

В полетеВ целом такой итог закономерен, поскольку главный тренд новейшего лизинга – нежелание банков финансировать сделки – не претерпел изменений. Даже оптимисты находят лишь небольшие подвижки в политике банков. «На более консервативных по сравнению с 2008 годом условиях по срокам, ставкам и авансу потихоньку стали заключаться лизинговые сделки», – рассказывает руководитель Северо-Западного дивизиона компании «Интерлизинг» Екатерина Тулина. Но речь идет о штучных сделках, а не о возобновлении финансирования. При этом нельзя сказать, что отношения компаний с банками застыли на мертвой точке. Как рассказывают участники рынка, примеры реструктуризации долгов лизинговых компаний в связи с дефолтами лизингополучателей уже есть. А ведь еще зимой даже минимальная (два-три дня) просрочка компанией платежей воспринималась очень жестко. Определенные небольшие сдвиги лизингодатели видят и в кредитной политике.

Основная проблема в том, что рынок еще не прошел дно и непонятно, кто жив, а кто мертв, замечает генеральный директор «Петербургской лизинговой компании» Дмитрий Горизонтов. Соответственно, банкам достаточно сложно определиться, точнее – выбрать, с кем возобновить работу. «Вот посмотрите, например, на отношение банков к строительным компаниям или ритейлерам, – объясняет генеральный директор компании „Прогресс-Нева Лизинг“ Роман Маланин. – В первом квартале их финансирование было полностью закрыто, а сейчас уже есть определенность, с кем банки работать планируют, а с кем – нет». Чего-то похожего ожидают и лизингодатели.

Вопрос о том, достиг ли лизинг дна, пока остается без ответа. В начале года появились компании (крупные игроки, аффилированные банками), которые выразили готовность покупать лизинговые портфели, вернее – лучшие их части. Но предложения о покупке не находят продавца. Лизинговые компании, несмотря на проблемы, стараются выживать, договариваясь с банками о реструктуризации кредитов. «Мы для себя рассматривали возможность приобретения небольшого игрока, но в результате отказались от этого, – вспоминает Дмитрий Горизонтов, – во многом потому, что даже у небольших игроков нет явного желания продавать свой лизинговый портфель».

Есть мнение, что момент истины для многих лизингодателей наступит в ближайшем будущем. «Третий квартал может стать решающим, – считает Роман Маланин, – поскольку лизинговые компании более жестко столкнутся с проблемой уплаты НДС. А он исчисляется со всех начисленных за квартал лизинговых платежей». В четвертом квартале 2008 года были допоставки договоров докризисного периода, что позволяло даже демонстрировать объемы нового бизнеса, а в первом-втором кварталах 2009−го сыграли роль оставшиеся договоренности с банками, рассуждает Маланин. А теперь резервы исчерпаны и проблема нарастает. В четвертом квартале банки, очевидно, уже сделают выбор.

Маленькими шагами
Впрочем, говорить о том, что лизинговые компании успокоились и просто ждут, когда все вернется на круги своя, неверно. Тот факт, что они резко переориентировались на работу с должниками и изъятой техникой, не означает отказа от развития. Впрочем, новые предложения абсолютного большинства компаний связаны с конкретными продуктами. Конкретными – в данном случае изъятыми или лизингодателями, или банкирами. Количество дефолтных сделок растет, поэтому и лизингодатели, и банки постоянно находятся в поиске путей реализации оказавшейся у них на руках техники.

При этом лизинговым компаниям, как рассказывает Роман Маланин, в этой ситуации легче, чем банкирам: они исторически ближе к потенциальным клиентам. Явных связей между лизингодателями и банками на данной почве не возникает, договариваются по разовым сделкам по принципу «у вас товар – у нас купец». Проверенным клиентам и лизинг, и кредит на изъятую технику дают охотно. Нередки и случаи передачи лизингодателем техники от одного клиента другому (если у первого есть проблемы с выплатами). «В таких случаях в лизинг может быть передано имущество с минимальным авансом или вообще без него и на длинный по сегодняшним меркам срок, так как фактически для приобретения данного имущества кредитные ресурсы уже были задействованы», – делится Екатерина Тулина.

Если ставить вопрос так: готовы ли лизинговые компании в качестве новой сделки (безотносительно изъятий) оформлять бывшую в употреблении технику в лизинг, – тут сложно говорить о тенденциях, потому как спрос на лизинг вообще достаточно скромный, считает Тулина. С другой стороны, если тенденции к заключению сделок по данному направлению пока не столь отчетливы, то предложения со стороны лизинговых компаний уже есть. В частности, в Петербурге «Прогресс-Нева Лизинг» недавно запустила программу по лизингу подержанной техники из Европы. Автомобили с пробегом в лизинг предлагают компании, специализирующиеся на сегменте легкового автотранспорта (в частности, «Европлан»). Еще ряд лизинговых компаний («РМБ Лизинг», «Экспо Лизинг» и др.) хотя и не продвигают данный продукт, но имеют соответствующие соглашения с дилерами, которые хотят реализовывать подержанную технику из Европы и Америки в том числе и с помощью лизинговых компаний.

Не менее интересна и другая инициатива лизингодателей. Это так называемые лизинговые договоры с возможностью пролонгации (правда, еще достаточно редкие) – эксперимент, отражающий одновременно и оптимизм отдельных лизингодателей по поводу будущего российской экономики, и их желание составить достойную конкуренцию кредиту. Как очевидно из названия, лизинговые договоры с возможностью пролонгации – это лизинговые договоры, содержащие оговорку о возможности продления лизинга (если лизингополучатель будет в срок вносить выплаты). Договоры заключаются на максимально возможный срок – три года – и могут быть продлены до пяти лет. При этом, что естественно, такие договоры имеют особое распределение лизинговых платежей – их основная масса приходится на конец срока лизинга.

Понятно, что данное решение ориентировано в первую очередь на достаточно ограниченный круг потенциальных лизингополучателей – тех, кто имеет возможность выбирать лизинговую компанию или банк. Иными словами, это предложение для тех, кто предпочитает лизинг кредиту. Ведь сроки договоров лизинга – как раз то, что делает его более привлекательным по сравнению с кредитом (лизинг дает максимальную выгоду лизингополучателю, когда срок договора лизинга аналогичен сроку ускоренной амортизации предмета лизинга). Но заключить договор более чем на три года лизинговая компания никак не может: банк его не профинансирует. С другой стороны, как отмечают участники рынка, лизингодатель может добиться от банка получения кредита с обязательством его погашения в конце срока. То есть внутри обозначенного срока (три года) лизинговая компания может варьировать поступление платежей от лизингополучателя, главное – чтобы вся сумма в конце была выплачена.

Лизинговая компания пытается объединить противоположные вещи: с одной стороны, получить кредитование на единственно возможных условиях, нивелирующих преимущества лизинга, с другой – эти преимущества все же сохранить, прописав в договоре возможность пролонгации.

Последний козырьВпрочем, лизинговые компании не потеряли способность удивлять. В условиях, когда рынок, казалось бы, целиком переключился на режим работы с должниками, все популярнее становится такой лизинговый продукт, как возвратный лизинг. Это рыночное определение: с законодательной точки зрения лизинг (финансовая аренда) един. Возвратным лизингом именуются такие операции лизинга, когда продавец имущества и лизингополучатель – одно лицо, которое продает имущество лизинговой компании и сразу же берет его в лизинг. Получается в чистом виде кредит – лизинговая компания дает клиенту не имущество, а деньги. При этом, ввиду того что задействован механизм лизинга, полученный кредит сочетается с известными дополнительными преимуществами. Точнее, с возможностью немного сэкономить на налоге на прибыль (лизинговые платежи считаются частью стоимости имущества) и налоге на имущество (объекты лизинга, находящиеся на балансе лизинговой компании, им не облагаются). Дополнительную экономию по налогам дает возможность применения механизма ускоренного начисления амортизации – полностью самортизированное имущество очевидным образом уменьшает общую налогооблагаемую базу.

По сути, этот продукт, при том что первое оригинальное антикризисное предложение – продавать лизинговые портфели – адресовано явно не потенциальным лизингополучателям, не нов: договоры возвратного лизинга были и в 2007 году, и ранее. Направление практически не развивалось, доля договоров возвратного лизинга в лизинговом портфеле не превышала 3%. Сегодня возвратный лизинг начинает набирать популярность, число только крупных сделок, озвученных за последние полгода, давно перевалило за второй десяток (может показаться, что это не так много, но в благополучном 2007−м сделок возвратного лизинга было меньше). Некоторые лизинговые компании (например, «Балтийский лизинг» или «Дельта Лизинг») начинают активное продвижение возвратного лизинга, выделяя его в качестве отдельного продукта, как совсем недавно выделяли программы упрощенной оценки лизингополучателя.

Сами лизингодатели не то чтобы планировали активно развивать данный сегмент. Так, Жанна Южанина, начальник отдела лизинга оборудования группы компаний «Балтийский лизинг» (за последние полгода группа провела по меньшей мере пять крупных сделок возвратного лизинга), еще в начале марта максимально осторожно высказывалась относительно перспектив этого сегмента. «В текущей ситуации интереса к возвратному лизингу у нас мало. Я бы не сказал, что его совсем нет, но он намного меньше, чем к сделкам с новым оборудованием», – аккуратно формулировала Южанина, намекая, что, по всей видимости, данному направлению не суждено развиваться.

Сегодня Жанна Южанина также осторожна, но высказывается уже в несколько ином ключе: «Вряд ли когда-нибудь возвратный лизинг станет массовым направлением: это всегда уникальные сделки, требующие тщательного рассмотрения. Но они будут идти, поскольку в условиях ограниченного внешнего финансирования клиенты все чаще обращаются с такими заявками». Настороженное отношение лизингодателей к данному виду лизинга вполне объяснимо: сделки возвратного лизинга были и остаются крайне сложными для предварительного анализа. По словам Дмитрия Горизонтова, прежде всего непросто оценить намерения лизингополучателя: всегда есть риск, что он планирует таким непростым способом просто избавиться от ненужного оборудования. Поэтому основным показателем имущества, которое лизинговая компания может купить, чтобы тут же отдать в лизинг, остается ликвидность (плюс срок эксплуатации).

Но решающий сдерживающий фактор – налоговая служба, которая весьма критично относится к сделкам подобного лизинга и с особой неприязнью к тому, что лизинговые компании имеют возможность предъявлять к зачету НДС. Налоговиков понять можно: сделка лизинга – это фактически уменьшение налогооблагаемой базы, но лизингодателей понимание не греет. «Если бы процедура возврата НДС всегда проходила без проблем и в короткие сроки, лизинговые компании гораздо чаще могли бы предлагать финансирование с таким же удорожанием, какое дает банк», – рассуждает Жанна Южанина. Тогда традиционное определение, что лизинг на первый взгляд дороже кредита, но за счет налоговых льгот предприятие может получить заметную экономию, стало бы ближе к «возвратный лизинг – это условия кредита плюс разрешенная законом экономия на налогах».

Все новые кризисные решения на рынке лизинга – воплощение нового опыта в той сфере, которая раньше лизинговым компаниям была почти незнакома, – в сфере реализации изъятого имущества. Решения рождаются не просто из-за снижения инвестиционной активности и желания банков кредитовать (хотя понятно, что эти явления не могут не оказывать серьезного влияния на рынок лизинга), но из-за необходимости разбираться с должниками или изъятым у них имуществом (прежде всего из-за новых масштабов проблемы: лизинговые компании и раньше реализовывали имущество, но это были разовые явления). Вместе с тем успешные решения в данной области могут легко перерасти (и в некоторых случаях перерастают) в предложения и продукты, которые имеют все шансы на развитие и в посткризисных условиях.  

К другим статьям