Eng
+7(812) 670-90-80
Подробнее о филиале

Вы можете оставить нам свой номер телефона, и мы Вам обязательно перезвоним.

Представьтесь:

ФИНАНСЫ cобрать долги

14 декабря 2009 | «Деловой квартал», № 164 (24) от 7 декабря 2009

Иллюзии

Кредиты выдавали без оглядки

Финансовые рынки до кризиса развивались весьма динамично. Банки активно пополняли ресурсную базу. Кому удавалось, охотно занимали длинные и дешевые деньги на западе. Уверенно работал российский межбанк и рынок депозитов. Объем одних только вкладов населения ежегодно прирастал на треть. Темпы пополнения ресурсной базы позволяли активно наращивать кредитные портфели: на 50-75% в год. Многообещающими были все виды кредитования: экспресс-кредиты, займы для СМБ, ипотека. Условия становились все доступнее: ставки падали, сокращался пакет требуемых документов. Уже в 2007 г. многие банки были готовы выдавать южноуральцам ипотечные кредиты с нулевым авансом. Доступность ресурсов и постоянный рост цен на недвижимость расслабляли. «Риелторы и строители подогревали всеобщую эйфорию: «Ребята, сегодня это стоит пять, а завтра 25! Берите не прогадаете», — вспоминает управляющий челябинским филиалом «СМП-банка» ДМИТРИЙ ДОВЖЕНКО. Выдавая кредиты, многие банки, по сути, мало интересовались реаль¬ным доходом заемщика и достоверностью документов. Потому что были уверены: квартиры дорожают каждый месяц!»

При выдаче корпоративных кредитов банки зачастую переступали разумное соотношение долга, отмечают сегодня эксперты. Устойчивым был стереотип: если компания способна обслуживать проценты по кредиту, то тело кредита можно смело пролонгировать и даже увеличивать. «В ходу был термин — «невозвратные кредиты»: выдавая такие займы, банкиры изначально понимали, что предприятие сможет оплачивать лишь проценты, а возврат самого кредита будет обеспечен только за счет перекредитования в другом банке. Практически весь крупный корпоратив кредитовался именно так. И все считали, что это будет продолжаться вечно», — замечает г-н Довженко. Всеобщий оптимизм усиливал конкуренцию в разы. Число новых банковских подразделений в регионе увеличивалось как на дрожжах, практически каждый месяц в областном центре появлялся новый игрок. Интернет пестрел банковскими вакансиями, а город — рекламой.

Большие объемы привлеченных ресурсов позволяли активно развиваться лизинговому рынку. Банки охотно кредитовали лизинговые компании, видя их рост и малую долю невозвратов. Челябинские игроки отмечали, что региональный лизинговый рынок развивается темпами, сопоставимыми с общероссийскими (около 85% роста в 2006 г. и 150% в 2007 г., согласно «Эксперт РА»). Аналитики «Эксперт РА» прогнозировали, что до конца 2010 г. объемы нового лизингового бизнеса в России1 будут расти как минимум на 25-30% в год.

Бурное развитие автокредитования и ипотеки двигало вперед сегмент банковского страхования (страхование залога по кредиту и жизни заемщика), который игроки называли основным локомотивом роста всего страхового рынка. У многих СК доля этого направления достигала 50% сборов. В целом региональный страховой рынок несколько докризисных лет прирастал примерно на 20% в год.

Страхи

Реальный кризис оказался добрее воображаемого

Страх, что в России случится подобие дефолта 1998 г., оказался сильно преувеличен. Когда частные вкладчики начали активно изымать средства с депозитов, а компании стремились максимально задействовать имеющиеся деньги в обороте, место главного поставщика ликвидности для банков заняло государство. «Такие меры, как беззалоговые аукционы ЦБ или размещение Минфином средств на счетах 50 крупнейших банков, были необходимы: этими «дощечками» банки смогли застелить образовавшуюся экономическую яму и достаточно стабильно войти в новый финансовый год», — подчеркнул в интервью «ДК» президент ОТП Банка АЛЕКСЕЙ КОРОВИН.

Обвального оттока средств вкладчиков, которого все опасались, не случилось. За октябрь-ноябрь 2008 г. объем частных вкладов действительно упал на 8% (потери составили около 7 млрд руб.), но уже в декабре был зафиксирован рост (4,3%). А по итогам девяти месяцев этого года объем депозитов физлиц превысил докризисные показатели почти на 5% (данные Банка России).

Полагали, что кризис сильнее всего ударит по региональным банкам. Однако на Южном Урале ни один из 11 региональных банков не закрылся. А девять из них завершили первое полугодие 2009 г. с прибылью. По самым мрачным прогнозам, с рынка должна была исчезнуть ипотека (из-за нехватки длинных денег и проблем с рефинансированием). Однако уже весной ипотечный рынок стал оживать: появилась положительная динамика, в дальнейшем начали снижаться процентные ставки. За девять месяцев 2009 г., по данным ЮУ КЖСИ, в Челябинской области было выдано 2194 ипотечных кредитов на общую сумму более 2 млрд руб.

Пессимисты осенью прошлого года хоронили лизинговый рынок. И, действительно, уже в сентябре 2008 г. лизинговые компании практически перестали финансировать новые сделки. Но в начале ноября, когда ситуация на рынке заемных средств более или менее прояснилась, игроки, пусть и не в полном составе, вернулись к работе. «Ощущения, что наступил полный крах, не было. Да, строители и металлурги попали в стоп-лист, но оставались предприятия пищевой индустрии, сервисные организации. Длительный срок действия договоров лизинга позволял получать текущие платежи и тем самым поддерживать доходность», — вспоминает директор филиала ГК «Балтийский лизинг» в Челябинске МАРАТ ШАФИКОВ.

На рынке страхования ряд экспертов прогнозировал падение объемов сборов в два-три раза. Но снижение оказалось не таким резким: минус 19% по итогам 9 месяцев. Многие ожидали, что остановится развитие накопительного страхования жизни. Но рынок, хоть и упал на 28%, все же продолжает вызывать интерес у страхователей. «Заметного снижения спроса мы не отмечаем. Наоборот, кризис сделал людей мудрее, они понимают, что никто, кроме них самих, их будущее не обеспечит», — заверила директор агентства №151 (СК Generali PPF) ГАЛИНА ИВАНОВИЧЕВА.

Уроки

Не кредитовать сделки с нулевым авансом

Кризис показал, что практика активного привлечения западных ресурсов не оправдала себя — банки в первую очередь должны опираться на деньги клиентов, рассуждает Алексей Коровин: «Кризис — это хороший урок всем нам. Нужно быть ближе к земле. Впервые за последние 5-7 лет банки начали обращать внимание на коэффициент соотношения кредитов к депозитам. Нормально, если он составляет до 200%, то есть на каждый рубль вклада банк выдает два рубля кредита. Соответственно, еще один рубль он привлекает где-то еще: на финансовых рынках, от материнской структуры или путем публичного заимствования. Совершенно ненормально, если у банков этот коэффициент превышает 300-400%».

Кроме того, многие банки столкнулись с необходимостью переоценки рисков. До кризиса отношение к анализу платежеспособности заемщиков зачастую было весьма беспечным. Сама бизнес-модель выдачи кредитов в ряде банков не позволяла принимать адекватные решения, считает Дмитрий Довженко: «Был план, что нужно выдать столько-то кредитов. Кто выдаст больше — получит бонус. И люди по сути занимались решением личных проблем: чем больше кредитов выдадим, тем больший бонус получим. То есть кризис обнажил кадровую проблему. Средний срок жизни управляющего в банке — два-три года. А та же ипотека выдается на 10-25 лет. Среднесрочный кредит — от двух и более лет. Совершенно естественно, что возвратность кредита мало кого волновала».

Недостаточная оценка клиентов подводила не только банковский, но и лизинговый рынок. Одними из самых проблемных в кризис оказались сделки, по которым люди брали в лизинг имущество для создания непрофильного бизнеса, а также сделки, в которых участие лизингополучателя было минимальным (например, с нулевым авансом). Теперь требования лизингодателей стали жестче. К заявкам на десятки миллионов отношение очень настороженное. «Залоги и поручительства, как оказалось, от проблем не защищают. Изъять и реализовать имущество не так-то просто. Застраховаться можно, только повысив участие клиента в сделке, то есть увеличив авансовый платеж. Если человек готов внести аванс в размере 20-30%, скорее всего, он серьезно относится к проекту», — рассуждает Марат Шафиков.

К оценке бизнеса клиента подход также стал более строгим. «Большое внимание уделяем не только документам, но и выезду на место бизнеса, встрече с собственниками и директорами компании. Раньше, в период бурного роста и вала заявок, не всегда хватало на это времени», — делится опытом г-н Шафиков. На страховом рынке прежде всего пострадали компании, которые сотрудничали с каким-то определенным банком, страхуя кредитные залоги (автомобили, недвижимость) и не развивая альтернативные виды страхования. Теперь игроки отмечают, что в результате кризиса у них появился стимул больше налегать на некредитные виды страхования (автокаско, страхование имущества, страхование от несчастного случая), усиливать агентские и прямые продажи. Многие страховщики еще прошлой осенью начали активнее наращивать агентскую сеть.

Более внимательным стало отношение к проблеме убытков. Если раньше высокую убыточность страховые компании могли покрывать высоким инвестиционным доходом от размещения страховых резервов, то теперь стараются найти рычаги для балансировки убыточности, прежде всего, в автостраховании: ужесточают условия по каско в сегменте недорогих машин, повышают поправочные коэффициенты для молодых и неопытных водителей.

Прогнозы

Плохие долги еще долго будут портить кровь финансистам

На банковском рынке работать стало удобнее, рассуждает Дмитрий Довженко. Часть банков ушла, клиенты перераспределились. Многие вещи можно делать совсем по другим ценам, ссылаясь на кризис. «Если раньше 3% в кредитовании считались хорошей маржой, то сейчас — не меньше 5%. До кризиса две-три копейки между покупкой и продажей валюты были удачной разницей, сейчас — не меньше 40 копеек», — замечает эксперт. Усилилась борьба банков за увеличение операционных доходов (ячейки, переводы) — а раньше этот сегмент был почти свободен. Проблема фондирования банковской системы, как отмечают эксперты, отошла на второй план. Ключевой вопрос: кого кредитовать? Ситуация с «плохой задолженностью» остается довольно напряженной. Многие участники рынка считают, что реальные объемы просрочки на Южном Урале превышают официальные данные Банка России (на 1 сентября 2009 г. 4% и 5,6% по кредитам для физлиц и предприятий соответственно). В частности, Дмитрий Довженко предполагает, что доля «плохих кредитов» предприятий достигает 30%. Сейчас банки активно занимаются реструктуризацией долгов, но тем самым, по мнению ряда аналитиков, лишь откладывают проблему. Впрочем, как отмечают в банке «ВТБ», о второй волне банковского кризиса говорить преждевременно. «Предприятия, преодолевая финансовые трудности, возобновили бартерные операции и находят другие механизмы взаимодействия. Парадокс в том, что минусы кризиса помогают повысить эффективность работы предприятий по ряду направлений, оптимизации расходов и внедрению новых перспективных методов управления», — констатирует заместитель управляющего по клиентской работе челябинского филиала банка «ВТБ» ИРИНА ЗАКРЖЕВСКАЯ. «Второй волны кризиса в той форме, как мы привыкли ее видеть (девальвация, отток вкладов, задержка платежей и т.д.), не будет. Есть риск убыточной деятельности отдельных коммерческих банков по причине проблем с кредитами, но он вряд ли приведет к банкротству банков», — считает первый заместитель председателя правления ОАО «Челябинвестбанк» СЕРГЕЙ БУРЦЕВ. По его словам, наиболее успешными будут те финансовые организации, которые смогут сохранить высокую ликвидность баланса, а также привлекать и размещать ресурсы по относительно низким процентным ставкам. Директор челябинского филиала «МДМ Банка» ВЛАДИМИР БАЛТИН уверен, что в следующем году банки продолжат формировать пассивы за счет привлечения вкладов населения и услуг по расчетно-кассовому обслуживанию. «Усилится конкуренция в потребкредитовании и кредитовании малого бизнеса. Эти направления станут основным локомотивом банковских услуг за счет своей высокой доходности и востребованности», — прогнозирует г-н Балтин. Для наиболее надежных и предсказуемых заемщиков банки уже готовы упрощать условия выдачи кредитов, снижать первоначальные взносы и процентные ставки. Что касается среднего и крупного бизнеса, то в филиале «СМП-банка» полагают, что в дальнейшем финансирование этого сегмента будет идти не за счет кредитования в чистом виде, а благодаря совместным проектам с разделением прав прибыли. Лизинговый рынок, по оценкам Марата Шафикова, покинула примерно четверть компаний (до кризиса их было порядка 40). Продолжают финансировать новые сделки 10-15 компаний, остальные держатся на рынке только затем, чтобы собирать платежи по договорам, заключенным еще до кризиса, предполагает эксперт. Самый высокий спрос приходится на сегмент лизинга легковых машин, на втором и третьем месте — грузовой транспорт и оборудование. Многие игроки отказались от возвратного лизинга, лизинга недвижимости и спецтехники. Зато условия по лизингу легковых автомобилей стали мягче. «Опыт этого года показал, что отношение клиентов к платежам в этом сегменте более ответственное», — подмечает Марат Шафиков. В целом, по словам эксперта, лизинговый рынок чувствует оживление, это видно по увеличению запросов.

Прогнозы страховщиков менее оптимистичны: рынок почувствовал дыхание экономической стагнации позже других, и кризис на нем еще впереди. Зимой начнут массово заканчиваться годовые контракты, заключенные еще до кризиса, и рынок ждет жесткая посадка. «Очевидно, многие мелкие игроки будут вынуждены уйти с рынка. Но если у компании правильная тарифная политика, диверсифицированный бизнес и выстроенная система урегулирования убытков, а также подписаны договоры с надежными перестраховщиками, серьезных сложностей возникнуть не должно», — подчеркивает директор челябинского филиала «Ренессанс Страхование» МАРИЯ ЮРЧЕНКО.

К другим статьям